КП В Украине

«Люди платят ровно столько денег за вывоз мусора, чтобы довезти его до свалки»

Спецпроект "Мусорные миллиарды"
Интервью
Автор Анна МАМОНОВА

Евгения Аратовская

Лидер проекта «Україна без сміття» знает, на какой свалке зарыто 6 миллиардов гривен.





- В последнее время в редакционном буфете только и слышно: Правда, что за несортированный мусор начали штрафовать? Скоро за воздух начнут.
- Понятно. Давайте подробнее расскажу про закон, который вступил в силу 1 января 2018 года. В 2012 году в законе «Об отходах» появилась 32 статья, которая ограничила захоронение необработанных отходов, содержащих вторсырье, опасные компоненты и органику.

Почему в Европе запретили захоранивать органические отходы? Когда они разлагаются, в слоях мусора образовывается взрывчатый газ – метан. Он приводит к возгоранию свалок в теплое время года. В Европе предпочитают перерабатывать органическую фракцию в танкерах, добывая биогаз.

У нас средняя стоимость захоронения мусора на полигоне - 4 евро за тонну. Но есть села или мелкие города, где мусор вовсе бесплатно захоранивают. На исполнительном комитете депутаты и старосты выделили заброшенный яр под свалку. И никто не учитывает, что громада потеряла гектар или больше плодородной земли, которую нельзя использовать 300 - 1 000 лет.

Любые другие современные технологии утилизации стоят дороже – от 30 евро за тонну отходов на мусороперерабатывающем или мусоросжигательном заводе. Логично, что перевозчик не будет пользоваться услугами завода, потому что люди платят ровно столько денег за вывоз мусора, чтобы довезти его до свалки.

Как это изменить? Поднимать стоимость захоронения, в которой не учтены принципиальные вещи, например, реалии по зарплатам и логистике.
Рекультивированный полигон в Луганске. Работы выполнены в 2008 году. Здесь планировалось добывать биогаз. Сейчас – это оккупированная территория. Фото всеукраинской экологической лиги
В цене захоронения нужно учитывать рекультивацию полигона в течение 30 лет после закрытия. Накрыть слоем земли, поставить улавливатели метана, пробить скважины и добывать фильтрат, чтобы он не попадал в грунтовые воды. Колоссальные расходы. Немецкие эксперты рассказали, что на очистку старой свалки на 40 гектаров они тратят миллион евро в год.

Свалка - это мини-экокатастрофа. Захоронение мусора должно облагаться более высоким экологическим налогом. Это правильный механизм, который поднимет цену захоронения до справедливого уровня. И благодаря этому появятся инвесторы, готовые строить мусороперерабатывающие заводы.

Почему началась активная дискуссия о сортировке мусора? По мнению экспертов, это самое доступное и дешевое решение для Украины на сегодняшний день. Каждый может собрать отдельно опасные отходы, органику и ресурсно-ценные.
- А что насчет штрафов?
- Ответственность за захоронение необработанных, считай не сортированных отходов лежит на полигоне. Если бы закон заработал 1 января, мы бы имели такую картину: все мусорные баки переполнены, ни один перевозчик не берет на себя ответственность везти смрадную кучу на свалку, понимая, что на полигоне его развернут обратно. Но есть негласные договоренности
Все спрятали голову в песок: «Мы искали инвестора 5 лет и не нашли».
между администрациями города и полигонами. Все спрятали голову в песок: «Мы искали инвестора 5 лет и не нашли».

Если бы общественность захотела создать прецедент и подать в суд на полигон, администрацию, то столкнулась бы с проблемами. Чтобы оштрафовать полигон, при органе местного самоуправления должны создать комиссию, которая поедет на свалку и будет смотреть, как там – правильно обработаны отходы или неправильно? Но нет критериев обработки мусора – это раз. Второе - эта комиссия должна наказать сама себя, поскольку полигон на 51% принадлежит городу, а 49% в частных руках.
- Почему армия чиновников из министерства регионального развития, министерства экологии, мэрий и депутаты парламентских комитетов не справились за шесть лет с одним вопросом?
- Минрегион говорит местным властям: «Мы - орган исполнительной власти. Ваше дело думать, как внедрять». Что должны были делать мэры городов? Наверное, обратиться в орган исполнительной власти, приехать в Киев, создать рабочую группу. Этого диалога или не было, или он был безрезультатный.
- Это некомпетентность или коррупция?
- Есть два мнения экспертов. На местах люди действительно некомпетентны. Они не понимают, как организовать процесс и не замотивированы, потому что такие решения не приносят быстрых денег.

Второе мнение, есть некая кулуарная договоренность - желательно строить мусоросжигательные завод. Сторонники этой идеи для нас оппоненты, поскольку они против сортировки мусора в том виде, в котором ее видим мы.
Мусоросжигательное лобби хочет, чтобы государство предоставляло их заводам «зеленый», самый высокий в Европе, тариф на электроэнергию.
Они согласны подыгрывать популизму мэров и министров, которые боятся за рейтинги и не пойдут на повышение тарифов до справедливого уровня – а это в 5-8 раз. Они говорят: «Ок. Давайте обяжем производителей платить утилизационный налог, взымая его с каждого в момент покупки чего-либо в упаковке». Деньги будут поступать в специальный фонд, затем передаваться в органы местного самоуправления и там пусть решают, что делать: купить баки для сортировки или построить мусоросжигательный завод.

В этой лоббистской схеме утилизационный налог – только булка с маслом. А есть еще булка с маслом и икрой. Мусоросжигательное лобби хочет, чтобы государство предоставляло их заводам «зеленый», самый высокий в Европе, тариф на электроэнергию, полученную в результате сжигания мусора.
Мы считаем, что это несправедливо. Во-первых, налог на упаковку не покроет на 100% расходы на утилизацию. Упаковки в общей массе отходов всего 40%.

Во-вторых, к возобновляемым источникам энергии можно относить только чистую энергетику: ветер, солнце, воду. Сжигание мусора – это не зеленая энергетика и нарушает принцип REDUCE (уменьшение продуцирования мусора – Авт.).
- Что плохого в мусоросжигании?
- У нас нет законодательства о выбросах, требований к мусоросжигательным заводам, понимания, как захоранивать токсичную золу, которая составляет 30% от общего количества сжигаемого мусора и даже нет лабораторий, которые уполномочены измерять уровень диоксинов, фуранов и других токсических веществ, которые завод выбрасывает в атмосферу.

Мы уже услышали, что предлагается строить заводы с температурой сжигания 800 – 900 градусов. В Европе мусоросжигательные заводы начинаются от 1200 градусов. В Японии используется плазменное сжигание – дожигают газы при 2000 градусах. Высокие температуры позволяют разрушать диоксины и фураны.

800-900 градусов – это температура сжигания на заводе «Энергия», который стал причиной болезней у жителей Левого берега Киева. Регулярные бронхиты у детей – это признак интоксикации организма продуктами сжигания.

Все восхищаются Швецией, что у них на свалки отправляется 0,5 процента мусора. Хочу сказать, что гордиться нечем – страна стала заложником мусоросжигательной технологии.

Более 40 лет назад шведы придумали использовать мусор как энергоресурс для отопления и производства электричества. Сегодня у них дефицит мусора, потому что его стало меньше благодаря тщательной сортировке, но и демонтировать заводы они не могут. Сначала нужно переделать технологию подачи отопления и электроэнергии населению. У них не однажды возникали скандалы. Сжигают пластик, бумагу, потому что заводам нельзя останавливаться.
- Почему они не покупают мусор у нас?
- Покупают в Италии, Британии. Почему не у нас? Не знаю. Возможно, у нас есть люди, которые хотят сами сжигать мусор, причем за зеленый тариф.

Я считаю, что должна быть национальная политика, где премьер и президент говорят: «Ребята, мы дошли до крайней точки. Все силы бросаем на то, чтобы решить проблему». Но, увы, полное молчание со стороны властей.

А вот те, которые ниже, делают что хотят. Министерства, депутаты, производители, лобби сжигательные. Эта тягомотина продолжается, наверное, 10 лет.
Часто бизнесмен говорит мэру: «Готов инвестировать, например, миллион долларов». В ответ получает: «Ок, но положишь Васе в карман столько-то долларов».
- Можно ли их назвать мафией?

- Я бы так не называла. В стране есть люди, которые заинтересованы в том, чтобы поставить при свалке мусороперерабатывающий завод. Часто бывает так, что бизнесмен говорит мэру: «Можно я поставлю здесь линию. Готов инвестировать, например, миллион долларов». В ответ получает: «Ок, но положишь Васе в карман столько-то долларов».

- Чиновники, значит, мафия?

- Чиновники да. Это мафия. Они расслабились. У нас не работает антикоррупционная прокуратура, например, как в Венгрии, где прокурор всех сажает. Эта женщина меня вдохновляет. Все жду, когда у нас появится такой прокурор. Может даже женщина.

Стоимость вывоза мусора необходимо повысить в 7-8 раз

В цене захоронения ТБО нужно учитывать рекультивацию полигона
Повысить экологический налог на захоронение мусора
Учитывать реалии по зарплатам и логистике
- Какой потенциал «мусорного рынка»?
- Эксперты оценивают, что вторсырья можно передать украинским предприятиям на 6 миллиардов гривен в год. По поводу свалок, сказать не могу. Этими данными владеет Минрегион. Но проблема в том, что в отчетах учтен только мусор, поступивший на сертифицированные полигоны, где есть система взвешивания мусоровозов – это около 6 000 объектов. А сколько мусора лежит на 30 000 нелегальных свалок?

В нашей стране достаточное количество перерабатывающих заводов. Больше 39 предприятий перерабатывают полимеры, 19 – по переработке пластиковых (ПЕТ) бутылок, 15 стекольных и 15 бумажно-картонных комбинатов, 16 заводов по переработке металлической тары. Макулатуру приходится импортировать. Макулатура из-за рубежа обходится в 1,5 евро за килограмм. В Украине она стоит 3,30 гривны. В год бумажная отрасль импортирует макулатуры на 47 миллионов долларов. Из-за импорта «мусора» у нас растут цены на товары. Это немыслимо!
- Почему заводы не организуют себе сеть?
- Так произошло в Австрии. Три крупнейших комбината по переработке бумаги создали организацию «Папирус», которая занимается сбором всей бумаги в стране. За каждую тонну они платят муниципалитету 80 евро. Австрия через раздельный сбор собирает более 90% всей произведенной и ввезенной бумаги и бумажной упаковки.

В Украине такого нет. И у нас есть такой фактор как бомжи, которые ломают контейнеры для сортировки, поджигают или забирают из них все вторсырье для перепродажи.
- Неужели эти убытки больше, чем от импорта макулатуры?
- Может и не больше, но для сбора макулатуры нужно создать инфраструктуру. Намного проще купить ее за границей и заложить расходы в цену будущей продукции. Мы с вами все равно за это заплатим.

Раздельный сбор очень дорогой. Доход есть только там, где переработка. Завод получил 20 тонн макулатуры, сделал коробки и продал. Но как собрать эти 20 тонн от людей? Вот как?
- Купить контейнеры, машины и собирать.
- Технически алгоритм легкий. Но поставить один контейнер – это 8 - 10 тысяч гривен. Металл дорогой. Это стандартная цена, для качественного контейнера. Плюс работа грузчиков, водителей, расходы на топливо, ремонт автотранспорта, ручная досортировка вторсырья, аренда склада, налоги… Часто этот алгоритм дороже, чем стоимость собранного вторсырья.

Нет прибыли – нет бизнеса. Если бы тут была хоть какая-то рентабельность, под каждым домом стоял бы контейнер.

В самом начале нашей работы на лекциях в крупных компаниях менеджеры часто задавали вопрос: «А почему мы должны сортировать? Мы положим им чистую упаковку, а они заработают на нас большие деньги». Не заработают. Мало кто догадывается о расходной части раздельного сбора.
- Должно же быть решение!
- Чтобы на этом рынке появились деньги, крупные производители упаковки должны объединиться в неприбыльную организацию расширенной ответственности, создать фонд финансирования и постепенно покрывать страну контейнерами для сортировки, оплачивать перевозчикам расходы на обслуживание, вести информационную кампанию среди людей. Вот тогда бизнес захочет этим заниматься, скажет: «Я готов заготавливать вторсырье из контейнеров».
- А в Европе – это бизнес?
- В Европе бизнес – построить завод. Проектирование, строительство, оборудование. Считается хорошо, когда завод принадлежит муниципалитету. Он сможет держать стоимость утилизации мусора на уровне себестоимости, потому что частный бизнес всегда будет заинтересован в прибыли.
Я верю, что однажды стоимость вывоза мусора будет очень дорогой. Тогда каждый дом будет продуцировать определенное количество баков в месяц и будет заинтересован их уменьшить.

За отсортированный мусор платить население не будет, это будут делать производители, которые заложат утилизацию в цену товара. Но тот, кто не будет сортировать, заплатит дважды: купив что-то и за вывоз несортированного.

Конечно, люди, которые привыкли зарабатывать, вывозя все на свалку, не хотят изменений, они потеряют свои инвестиции. Но оставлять все как есть нельзя.

Вы прочитали первую часть интервью с Евгенией Аратовской из организации "Україна без сміття". Вторую часть мы опубликуем совсем скоро.

Спасибо

Сортировочная станция в Краматорске, которую открыли в 2016. Фото главы ОГА Павла Жебривского
Made on
Tilda